КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО.
1995 ГОД.ЧАСТЬ 4


еженедельник "Футбол" № 29 за 1995 год

Обзаводясь все новыми и новыми впечатлениями по дороге на Кубок Америки и не переставая удивляться — горячему ночному воздуху Туниса, где совершил первую посадку наш самолет, красоте непрерывной линии пляжей бразильского побережья Атлантики, различимой даже с высоты 9 тысяч метров, первому в жизни водному путешествию (из Буэнос-Айреса в Монтевидео), я несколько раз задумывал новое начало этого репортажа. Однако главное, ради чего и был проделан этот огромный путь, оказалось богаче и ярче всех дорожных впечатлений вместе взятых.

Футбол тот, в котором все буквы большие, от первой до последней, возможен при наличии трех условий: высочайшего мастерства исполнителей, престижности соревнования и нормальной погоды. Значимость последнего условия проявилась во втором туре предварительного турнира. Еще свежи в памяти мучения футболистов под палящим солнцем США, непростыми оказались и первые матчи Кубка Америки, прошедшие при температуре около 5 градусов. Но вот как будто вместе с рейсом Москва —Тунис —остров Сол (он входит в архипелаг Кабо-Верде, что почти на экваторе)— Сальвадор—Буэнос-Айрес прибыл на юго-восток континента теплый фронт, и вдруг неторопливый ход турнира взорвался фантастическим матчем Аргентина —Чили.

Первое ощущение после окончания этой встречи — затекла шея. Настолько сложно было оторваться от происходящего на поле... Когда в углу экрана огромного телевизора, установленного в центральном пресс-центре Монтевидео, появились цифры 30:00 (то есть за 15 ми- нут до финального свистка), телекамеры сосредоточили свое внимание на игроке, готовом выйти на замену. Однако чилийцу Марсело Саласу удалось вступить в игру лишь тремя с половиной минутами позже. Этот промежуток, вместивший в себя по две опаснейшие атаки на те и другие ворота, великолепные броски вратарей, изящные комбинации в середине поля, самоотверженные действия защитников в отборе мяча и точные в развитии наступления, а также с два десятка технических приемов, стал квинтэссенцией встречи, по общему мнению, лучшей из сыгранных пока на Кубке Америки. И ведь счет-то уже был 4:0.

Именно этого — игры, полной стремления показать все лучшее, чем располагают футболисты, ждали от аргентинской сборной в Буэнос-Айресе, где я остановился по дороге в Монтевидео, буквально все, с кем мне довелось поговорить в течение одного вечера —от киоскера и портье в гостинице до страстных любителей футбола, собравшихся в одном из баров, чтобы посмотреть матчи другой группы; именно в этом и таится волшебная сила футбольного искусства.

Как вы могли понять из краткого описания так поразившего меня отрезка матча, чилийцы вовсе не выглядели мальчиками для битья на фоне аргентинской сборной.

Оказалось, что в Чили умеет играть не только Иван Саморано. Добрых слов заслуживают защитник Габриэль Мендоса, диспетчер Эстебан Валенсия, один из самых молодых участников турнира нападающий Себастьян Росенталь и (не удивляйтесь!) голкипер Марсело Рамирес. Совершив одну досаднейшую ошибку (Рамирес не сумел отразить мяч, летевший очень сильно, но рядом с ним, после удара Диего Симеоне), в целом он был почти безупречен, и только благодаря ему чилийцы пропустили всего четыре мяча. Эко сказано! Всего четыре, подумаете вы. Да, представьте себе, именно всего. Высочайший темп матча и великолепная комбинационная игра аргентинцев привели к тому, что количество их атак превысило среднестатистическое в три раза. А если учесть, что форварды Даниэля Пассареллы почти лишены главной болезни современного футбола — хронической потери мяча в завершающей стадии, —станет ясно, что четыре гола за 90 минут это очень и очень немного.

После трудной победы над Боливией один из журналистов спросил Пассареллу, не стала ли не слишком выразительная игра нынешних обладателей Кубка Америки следствием недостаточно серьезного отношения к турниру, и получил ответ, который теперь с удовлетворением повторяют в Уругвае; «Ни в коем случае, Напротив, для нас Кубок Америки имеет огромное значение, почти такое же, как чемпионат мира, поскольку лишь на турнирах такого уровня мы можем во всем цвете продемонстрировать миру истинный уровень аргентинского футбола».

Ясное дело, уругвайцы радуются не уровню футбола соседей —от этого их, скорее, бросает в дрожь. Но любое признание значимости Кубка Америки, в который страна вложила немалые деньги и который призван дать новый импульс развитию самого популярного вида спорта в Уругвае, —настоящий бальзам на сердце народа, одинаково быстро беднеющего в экономическом и в футбольном отношении.

Насколько глубоко проник футбол в сердца уругвайцев, можно судить по рассказу одного из местных журналистов о том, что нынешний президент Хулио Мария Сангинетти после рождения внука первым делом отправился в правление клуба «Пеньяроль» (за который он, естественно, болеет), чтобы зарегистрировать в нем нового члена. И трудно сказать, что больше волнует уругвайцев: кризис экономики или отсутствие успехов национальной сборной. Не удивительно, что нынешнюю команду, в которой играют несколько звезд первой величины, в Монтевидео просто боготворят, признавая, правда, что в ней не хватает стабильных игроков обороны и что командная игра «селесты» далека от идеальной.

Однако мое первое свидание с хозяевами Кубка Америки оказалось сильно скомканным: во-первых, потому, что, одержав две победы, уругвайцы решили поберечь своих лидеров и оставили в запасе Франческоли, Фонсеку и Пойета, а во-вторых, из-за слишком продолжительного ожидания начала встречи. Прибыв на стадион «Сентенарио» за полтора часа до означенного в расписании времени, я узнал, что проблемы с освещением вынудили организаторов перенести матч на четверг.

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4

Хосе Луисе Дольгетте


Между тем первыми завершили групповой турнир сборные Парагвая и Венесуэлы. Их встреча в Мальдонадо подтвердила правоту моего коллеги из барселонского «Спорта», который сказал, что Кубок Америки привлекателен прежде всего достаточно равным (даже по сравнению с чемпионатами мира и Европы) составом участников. Венесуэльская команда, в общем-то справедливо считающаяся явным аутсайдером турнира и практически потерявшая шансы на выход в четвертьфинал после второго тура, старалась изо всех сил и показала неплохой футбол. Особенно поразил разыгрывающий Габриэль Миранда. Как все же призрачны иные из наших стереотипов, создаваемые недостаточностью информации! Что нам было известно о венесуэльцах? Мы слышали о лучшем бомбардире предыдущего Кубка Америки Хосе Луисе Дольгетте, да о выступавшем некогда в Европе Сталине Ривасе. И вдруг — Миранда, легко обыгрывающий нескольких защитников кряду и выдающий точные и умные передачи. По мнению многих, этот игрок достоин сравнения с такими коллегами по амплуа, как Франческоли, Вальдеррама, Хаджи или Дзола. Дважды его сольные слаломные проходы увенчались успехом— в первом случае Миранда забил сам, а во втором, уже обыграв вратаря, предоставил возможность нанести удар находящемуся рядом Дольгетте, —что заставило парагвайцев, рассчитывавших улучшить разность забитых и пропущенных мячей, прикладывать огромные усилия, чтобы добиться победы.

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4


Во время этого матча все, кто присутствовал в пресс-центре Кубка Америки, присоединились к слушателям эквадорского спортивного радио, комментатор которого, разместившись у телефона в дальнем от монитора углу холла, в течение всего второго тайма легко перекрывал своим голосом остальные звуки (в том числе и голос комментатора уругвайского телевидения). А трижды прозвучавшее знаменитое латиноамериканское «Го-о-о-о-о-о-о-ол!» подтвердило, что иные наши стереотипы все же не лишены основания.

Последний в этот вечер крик эквадорского журналиста - тарзана завершился словом «Парагвай»—-иначе говоря, решающее слово осталось за подопечными Ладислао Кубалы, а венесуэльцы первыми покинули Уругвай, не набрав ни одного очка и увезя с собой в теплые края целый букет разноцветных карточек (одну из них прихватил даже тренер Рафаэль Сантана, который был удален со скамейки за постоянное вмешательство в действия арбитров).

Ситуация перед заключительным матчем группы "А" сложилась следующая: уругвайцев, несомненно желавших занять первое место в группе, устраивало даже поражение с разницей в один мяч от мексиканцев. Свою задачу хозяева выполнили и даже перевыполнили, хотя и с большим трудом. Но порадовать около десяти тысяч «сумасшедших», которые предпочли в лютую (по местным понятиям) зиму поход на стадион с неизменным термосом матэ (латиноамериканский аналог чая) пребыванию в теплом месте у телевизора, уругвайская сборная не смогла.

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4

По мнению большинства журналистов, «селеста» играла с большей самоотдачей, нежели в двух первых матчах, но без блеска, который, несомненно, придает ей талант Франческоли, Фонсеки и Пойета.

Разочаровал Рубен Соса, получивший наконец возможность выйти в основном составе и доказать, что есть еще порох в пороховницах: уже к 30-й минуте встречи в его пассиве было четыре (!) нереализованных выхода один на один с вратарем. Не обошлось, конечно, и без прекрасных действий Хорхе Кампоса, как обычно, бывшего одним из самых заметных игроков на поле, и не только благодаря костюму от модельеров из Акапулько.

Когда в начале второго тайма Соса в пятый раз оказался с глазу на глаз с Кампосом и снова не забил, «трибуны дружно начали смеяться...» и одновременно плакать, тем более что вскоре мяч оказался в сетке ворот хозяев поля. Свой четвертый гол на турнире забил Луис Гарсия, успев на добивание после сильнейшего дальнего удара Марселино Бернала. Обстрел ворот с дальних дистанций, как известно, один из коньков мексиканцев: Гарсия Аспе, Амбрис, Бернал не раз забивали издали, но в этой встрече большинство таких ударов выглядели жестами отчаяния, ибо ближе чем на 20 метров уругвайские защитники соперников практически не подпускали.

Бора Милутинович, в свое время тренировавший спорную Мексики и бывший одной из самых заметных фигур в ложе прессы, после окончания встречи с сожалением заметил, что мексиканцы кажутся ему слишком не уверенными в своих силах, что мешает им полностью использовать свои возможности.

Тем не менее вплоть до 80-й минуты счет был в их пользу. Но когда в очередной раз перед Кампосом оказался одинокий игрок в голубой форме с мячом (причем не Рубен Соса), пришел долгожданный праздник и на улицу хозяев турнира.

Уругвайцы, как и положено фаворитам турнира, заняли первое место в группе. Другие фавориты — бразильцы, еще не показавшие супер футбола, идут по восходящей, как по лестнице, в смысле результата (1:0, 2:0, 3:0) и очень быстро— в смысле качества игры. По мнению Пеле, ныне дающего интервью сидя дома, но собирающегося прибыть
в Уругвай на вторую фазу турнира, главной особенностью нынешней бразильской сборной является склонность к простоте и эффективности в каждом отдельном эпизоде. Особенно легко было это заметить во время встречи Бразилия — Колумбия.

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 4

Вальдеррама, Асприлья, Альварес, Ринкон, да и колумбийцы в целом —яркие представители изящного, вычурного футбола, постоянно ищущие возможность сыграть неординарно и прежде всего красиво, —рядом с бразильцами смотрелись несколько архаично. Это вовсе не значит, что бразильцы слабее в техническом отношении, напротив, каждый из них способен в одиночку обыграть трех или четырех соперников. Но Марио Загало (как и Карлос Альберто Паррейра в предыдущем цикле) ставит перед своими игроками иную задачу. Сохранить высокий командный темп и довести дело до завершающего удара — вот главный принцип, и сама суть игры подтверждает, что он абсолютно логичен.

В целом территориальным преимуществом в последнем матче группы «В» владели колумбийцы. Они и опасных моментов создали больше, но что толку, если то Асприлья бьет из трудного положения вместо того, , чтобы отдать мяч свободному партнеру, то Вальдеррама делает пару ложных замахов вместо напрашивающегося резаного удара? И тут же им подают пример того, как следует распоряжаться мячом: Эдмундо, Жуниньо и Савио с помощью быстрых коротких передач доходят до ворот, и последний почти от лицевой линии отдает передачу свободному Леонардо, который мягко закатывает мяч в угол.

Интересно, что Леонардо, впервые появившийся в составе на этом турнире, играл на непривычном месте (непривычном для нас, мы ведь помним его по чемпионату мира в роли крайнего защитника)— в центре полузащиты, рядом с носящим уже второй год капитанскую повязку Дунгой. Кроме них, триумфаторов мирового первенства на поле было трое — Таффарел, также проводивший свой первый матч на Кубке Америки, Жоржиньо и Алдаир. То есть почти весь «хребет» команды остался прежним, а изменения касаются лишь форвардов, с которыми, поверьте, в Бразилии все отлично.

Проблема Загало близка к проблеме буриданова осла — тренер никак не может выбрать оптимальную пару: и так хорошо-, и этак. Против перуанцев здорово сыграл вышедший на замену Савио —и вот он меняет в основном составе Тулио. Теперь Тулио выходит вместо Эдмундо и через три минуты забивает гол «ножницами». А в запасе еще Рональдо... В общем, по Бебето с Ромарио в Бразилии никто уже не плачет.

Третий гол получился случайным. Жуниньо подал угловой, а Игита, желая перевести мяч через перекладину, немного не рассчитал траекторию. Но есть все же определенная символичность в том, что оба вратарских автогола на счету экстраординарных голкиперов. Как известно, вратари —не такие, как все, а Кампос и Игита, выходит, не такие, как все вратари. Во всем.. Ведь, что ни говори, а надежность — главное необходимое качество, если уж «часовым ты поставлен у ворот». А часовой-клоун — это, конечно, забавно, но порой немного вредно для общего дела.

МОНТЕВИДЕО. 14 июля 1995 года.

  • Автор: shat1980
  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 802

Добавить комментарий

Вы не авторизованы и вам запрещено писать комментарии. Для расширенных возможностей зарегистрируйтесь!