КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 5

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО. 1995 ГОД.ЧАСТЬ 5

КОПА ГЛАЗАМИ ОЧЕВИДЦА. 2. ЖАРКАЯ ЗИМА В МОНТЕВИДЕО.
1995 ГОД.ЧАСТЬ 5

еженедельник "Футбол" № 30 за 1995 год


На прошлой неделе мы расстались с вами в ожидании двух последних матчей группового турнира, которые, казалось, не предвещали ничего из ряда вон выходящего. Однако этот футбольный вечер на стадионе имени уругвайского народного героя генерала Артигаса в городе Пайсанду не получился спокойным.

Сначала за дело взялись чилийцы, доказавшие, что разгром в предыдущей встрече не соответствовал их истинным возможностям. Владея преимуществом в течение всех 90 минут игры, они совершенно заслуженно добились успеха в начале второго тайма, почти сразу же забили второй гол и были близки к желанному результату. Но сборная Боливии выстояла, а под занавес матча реализовала две контратаки усилиями Этчеверри и двух свежих форвардов.

А затем настал черед нарушать спокойствие аргентинцам. Да, да, именно аргентинцам, ибо сборная США, по сути дела, не продемонстрировала ничего выдающегося, и ее игроки так же, как и сияющий Стив Сэмпсон, после матча, казалось, так и не могли поверить в реальность свершившегося. Можно сказать, что Даниэль Пассарелла и его команда «на блюдечке» принесли американцам первое место в группе, хотя, конечно, вряд ли это входило в их планы. Но не мог же тренер не знать, что футболисты, которых он выпустил в основном составе вместо уже сыгравших лидеров, психологически не готовы к тому, чтобы сохранить настрой и рисунок игры команды, оставившей великолепное впечатление тремя днями раньше?! И виданное ли дело, чтобы игрок такого класса, Как Батистута, раз за разом бездарно мазал из выгоднейших положений? Ничего не смогли поделать и брошенные на выручку после перерыва Ортега, Симеоне и Бальбо.

Почти сразу после окончания встречи с противоположного берега устья Ла-Платы пришла огромная волна оглушительной критики в адрес Пассареллы. С резкой оценкой действий тренера выступили по аргентинскому телевидению его предшественники Карлос Билардо и Альфио Басиле. Особо усердствовал Марадона, на днях приступивший к тренировкам в составе «Бока Хуниорс». «Пассарелла обладает закрытым характером, ни с кем ни в чем не советуется и пытается сделать из футболистов роботов»,— заявил он и не без злорадства добавил, что всегда сомневался в тренерских способностях своего бывшего партнера. Единственное, чем мог ответить негодующим соотечественника Пассарелла, так это напомнить, что уже дважды зг последние пять лет (в 1/8 финала чемпионата мира-90 и в 1/4 предыдущего Кубка Америки) аргентинцы, не сумев занять первое место в групповом турнире, попадали сразу на Бразилию и оба раза обыграл своих извечных соперников. В заключение Пассарелла сказал: «Мы приехали сюда, чтобы стать чемпионами. Так не все ли равно, на какой стадии обыгрывать бразильцев?»

Между тем в Уругвае к позору соседей отнеслись с плохо скрываемой долей удовлетворения. Все стали рассуждать (а за это здесь берутся не только журналисты, но и болельщики, в том числе и женщины— любая продавщица расскажет вам о шансах команд или о возможностях игроков), что аргентинцы вовсе и не были фаворитами, и вспоминать об истории встреч Уругвай — Бразилия, а ожидании как бы уже само собой разумеющегося финального поединка между этими сборными. Надо сказать, что вообще отношения между уругвайцами и аргентинцами довольно прохладные.

Жители Буэнос-Айреса рассказывали мне, ссылаясь на школьные учебники, что Уругвай- де отделился когда-то от Аргентины в результате некоей гражданской войны, а в Монтевидео без тени сомнения говорят (и тоже ссылаясь на учебники), что они никогда не были единым государством, и Уругвай, так же, как и Аргентина, получил независимость от Испании после победоносной освободительной реконкисты.

А экспозиция музея, расположенного в старинной крепости на самой высокой точке города-музея, который мы с коллегами посетили во время специально организованной для иностранных журналистов экскурсии по Монтевидео, красноречиво повествует об этой героической революции и вообще об истории страны, в описании которой ничего не говорится об аргентинцах. О Буэнос-Айресе тут говорят, что это, конечно, очень большой город, привлекающий своеобразным колоритом при схожести с европейскими столицами и большим количеством архитектурных памятников всевозможных стилей, но зато люди там не очень радушные и слишком высоко «задирают нос» перед соседями. Мне трудно сравнивать — ведь я пробыл в аргентинской столице всего один день, — но в дружелюбности жителей Монтевидео сомнений нет. Не секрет, например, что у нас, сталкиваясь с иностранцами, большинство из тех, кто находится на службе, я имею в виду продавцов официантов или таксистов прежде всего радуются возможности подзаработать Здесь же радуются просто общению — расспрашиваю! про Россию, рассказываю! о своем городе и, конечно заводят разговор о футболе, тем более завидев не груди аккредитационную карточку Кубка Америки.

И кстати, даже несмотря на немного предвзятую с эмоциональную оценку аргентинской сборной, в тонкостях футбола уругвайцы разбираются отлично. Так победу «селесты» в четвертьфинале над Боливией никто не воспринял «не ура», поддавшись патриотическим чувствам, ибо игре подопечных Эктора Нуньесе никак не отвечала эстетическим вкусам любящих хороший футбол уругвайцев. Чтобы понять причины натужного выхода хозяев в по-луфинал, совершенно не обязательно присутствовать на пресс-конференции тренера или читать здоровенные аналитические статьи в утренних газетах. Портье в гостинице во время вечерней трансляции (а каждый матч здесь показывают дважды — впрямую и в записи поздно вечером) объяснит вам, что легионеры—народ прожженный и не играют так, как в европейских клубах, что травма Фонсеки ослабила атаку и скомкала ее построение, что Франческоли сыграл на 30 процентов своих возможностей, что Соса просто не в форме и что к боливийцам «селеста» отнеслась слишком несерьезно. То есть то же самое, что сообща рассказали люди, непосредственно связанные с футболом (тренер, игроки и журналисты), только короче и более емко.

Очень быстрый первый гол, забитый Марсело Отеро после красивой трехходовки в одно касание из района 11,-метровой отметки, сослужил хозяевам не добрую службу, прежде всего убавив у них собранности. Решив, видимо, что победа достанется им «малой кровью», уругвайцы стали потихоньку терять запал и с каким-то пренебрежением относиться к потерям мяча и промахам из новых выгодных ситуаций. Когда же счет стал-таки 2:0, они и вовсе успокоились, предоставив инициативу сопернику и перейдя к игре на контратаках.

Об эпизоде, произошедшем на 30-й минуте, стоит, наверное, упомянуть особо. Во-первых, потому, что гол получился на загляденье; Франческоли со штрафного мягко перебросил мяч через «стенку», а Фонсека в изящном пируэте нанес удар в землю, и Трукко, уже совершивший прыжок, оказался не у дел. А во-вторых, из-за досадной травмы форварда итальянской «Ромы», которую он получил при приземлении.

К счастью, врачи сказали, что повреждение не слишком серьезное, и Фонсека сможет сыграть в полуфинале, но в этом матче его отсутствие, безусловно, ослабило атаку уругвайцев. Появившийся на поле Соса, который и был призван завершать контрвыпады хозяев, уже не наносил плохих ударов по воротам, как это было в матче против мексиканцев,— он просто не мог нормально принять и обработать мяч. Его пример оказался заразительным, все чаще стали ошибаться Пойет, Отеро и Франческоли, и конец первого тайма получился на редкость скучным. Зато вторая половина встречи не заставила скучать 45 тысяч зрителей, пришедших на стадион «Сентенарио». В перерыве боливийцы сменили в интересах телевидения футболки, а в интересах своих болельщиков, равно как и всех любителей зрелищного футбола,— настроение, вместе с которым изменилась и их игра. Прижав под недоуменный гул трибун хозяев поля к воротам Альвеса, гости начали создавать проблемы практически отдыхавшей до этого обороне уругвайцев. Уже на первой минуте один из ветеранов южноамериканской вратарской когорты с трудом отразил удар с линии штрафной.

Кристалдо, чуть позже ликвидировал угрозу, бросившись в ноги Оскару Санчесу, а напряженность на половине поля хозяев все нарастала. И насколько легко объяснить активность и смелость боливийцев, настолько же непонятно, почему так здорово начавшая встречу сборная Уругвая так спокойно отказалась от попытки взять игру в свои руки. Вечером Марсело Отеро, приглашенный в телестудию, где шел анализ матча, сказал, что огромная ответственность буквально сковала ноги ему и его партнерам, но это все равно не оправдывает «селесту», от которой ее поклонники ждут не только успеха, но, и красивой, увлекательной игры.

В итоге все обошлось — гол того же Санчеса после выверенного паса лидера боливийцев Марко Этчеверри оказался единственным во втором тайме. Кстати, «Эль Дьяболо» заслужил самых добрых слов, реабилитироваться за неудачу на чемпионате мира, где ом сыграл лишь несколько минут, выйдя на замену в матче открытия и почти сразу получив красную карточку. Здесь, на Кубке Америки, он успел сделать очень многое: забил победный гол американцам, как мальчишку обыграв «один в один» непроходимого для остальных игроков Лаласа, организовал две контратаки, которые спасли Боливии очко в последний день предварительного турнира и, наконец, мог сделать и еще больше, да, в общем-то, и сделал, но его передачи за три минуты до финального свистка «загубил» Альваро Пенья.

«СенТенарио» на этот спасительный свисток отреагировал сдержанно— радость быстро растворилась в думах о предстоящем матче с колумбийцами, представляющими, несомненно, гораздо большую опасность для «селесты», нежели скромные боливийцы, даже несмотря на то, что Вальдеррама со товарищи выглядят нынче не так грозно, как в преддверии мирового первенства. Их игра по-прежнему строится на высокотехничных действиях в середине поля и постоянных рывках скоростных Асприльи и Ринкона. но не является уже откровением для соперников, отлично изучивших эту манеру и находящих ей всевозможные контраргументы.

Парагвайцы, например, использовали смешанный зонно-персональный метод обороны — в зависимости от того, на какой позиции находился тот или иной форвард сборной Колумбии, он сразу получал в опекуны страхующего эту зону защитника. В итоге лишь однажды Ринкону удалось перехитрить соперников: сместившись в центр, он принял передачу Вальдеррамы и, опередив Гамарру, пробил в угол.

Но для колумбийцев это был только необходимый, но не достаточный гол, ибо счет в этом матче открыл другой центральный защитник парагвайской команды—Хуан Карлос Вильямайор, уже во второй раз на турнире удачно подключившись к атаке. А судьбу путевки в полуфинал решил прыжок Игиты, отразившего удар с 11-метровой отметки Гамарры (вот уж кому, воистину, не позавидуешь!),— последний в серии после-матчевых пенальти.

Эта серия, к огромному. удивлению европейских журналистов, началась сразу по истечении 90 минут игры. Впрочем, как известно, каждая континентальная федерация вправе устанавливать свой регламент на внутренних турнирах, и этим правом КОМНЕБОЛ воспользовалась не только в отношении продолжительности встреч плей-офф. На турнире разрешены три замены полевых игроков, а желтые карточки влекут за собой только финансовые санкции. Но, как вы понимаете, последнее правило вовсе не снижает значимость . предупреждения — оно просто в большей степени приобретает прямой смысл. Ни судьи, ни игроки не считают, какая это будет карточка у того или иного нарушителя в ходе турнира и, что совершенно логично, арбитры также не задумываются о том, был ли футболист уже предупрежден в данном матче, и не размышляют, стоит ли выгонять грубияна.

Думаю, что. у любого американского землевладельца XIX века дорога из Монтевидео в Риверу вызвала бы сегодня ностальгические чувства. 500 километров вдоль почти непрерывной ограды пастбищ, силуэты коров на горизонте, редкие поселки вдали и лихо гарцующие вдоль шоссе всадники в ковбойском одеянии, приветливо машущие проезжающим машинам и автобусам. Вот только в самой Ривере нет салуна—вместо него в качестве места кипения страстей выступает стадион «Атилио Пайво Оливейра». И есть — торсида!

О том, что уругвайский город Ривера расположен на самой границе с Бразилией, мне было известно. Известно было также, что рядом находится бразильский город Сантана де Либраменто, но тот факт, что для проникновения в соседнее государство здесь достаточно всего-навсего перейти улицу(естественно, в соответствии с правилами дорожного движения), не мог не вызвать удивления. И, конечно, в день матча Бразилия —Аргентина различить эту границу было непросто: оба города одинаково окрашены в желто-зеленые цвета и многоголосо шумят в предвкушении большого праздника.

Аргентинцы (и болельщики, и футболисты) чувствовали себя чужими на этом празднике, хотя, несомненно, надеялись на чудо. Матчи двух сильнейших южноамериканских сборных были и будут событиями из ряда вон выходящими, и ради успеха в каждом из них любой из соперников прикладывает максимум усилий. А что такое команда Пассареллы, серьезно настроенная на борьбу с первых минут встречи, на Кубке Америки уже знали неплохо.

Чудо произошло и... не произошло. Бело-голубые показали свой настоящий футбол, заставив пессимистов и критиков прикусить язык, но в полуфинал вышли чемпионы мира, также выложившие все возможные (и даже невозможные) козыри. Боже, что это был за матч! Все, чем богат современный футбол, в самой драматичной форме выплеснулось в этот зимний вечер на поле переполненного 28-тысячного стадиона в Ривере. Казалось бы, то, что уже на девятой минуте счет стал 1:1, говорит о не слишком удачных действиях защитников. Но нет, их не за что упрекнуть, ведь любая, даже самая прочная защита не может уберечь свои ворота от быстрых, точных и изобретательных атак —и в этом состоит естественная и счастливая суть развития футбола.

Первый гол стал плодом совместных усилий Хуана Хосе Борельи, вышедшего в этом матче из тени своих партнеров по полузащите Ортеги и Симеоне, и Абеля Бальбо, который принял мяч недалеко от угла штрафной и мощно пробил в ближний угол. Причем пас Борельи — исключительно своевременный и точный —относится к категории заслуживающих упоминания в технических данных (в отличие от многих ныне модных «голевых передач»).

Бразильцы не заставили торсиду переживать слишком продолжительное время. И их атака была настолько хороша, что нет оснований предъявлять претензии к защитникам. Все было в этой атаке в высшей степени гармонично — и неожиданный перевод мяча на фланг, и рывок стремительного Роберто Карлуша, и его прострел вдоль ворот, который аккуратно замкнул Эдмундо, —и желто-зеленое море закипело с утроенной силой.

Однако ждать нового успеха своих кумиров бразильским болельщикам пришлось очень долго — больше часа игрового времени, и большую часть этого отрезка— с замиранием сердца, ибо на 30-й минуте аргентинцы вновь вышли вперед. На этот раз Андре Круж, который в начале матча не сумел помешать Бальбо, в похожей ситуации - сделал все, чтобы оттеснить Габриэля Батистуту ближе к углу поля, но удар и этого форварда в тот же самый ближний угол оказался не по зубам Таффарелу — единственному, наверное, игроку в этом матче, который вплоть до самой кульминации мог считаться его антигероем.
Впрочем, еще худшее настроение было у аргентинца Леонардо Астрады, в целом игравшего очень неплохо, но павшего жертвой даже не грубости, а неосторожности в единоборствах, за минуту до перерыва увидевшего перед собой вторую желтую и, естественно, вслед за этим красную карточку.

Увы, увы, вот оно подтверждение значимости предупреждений—супер футбол на этом кончился, уступив место супер сражению.

Хозяева (фактические) проигрывают и играют в большинстве. Стоит ли говорить, что об обоюдоострой борьбе в такой ситуации речи быть не могло? Усугубил положение Пассарелла, быстро сменивший Батистуту на защитника Роберто Аиялу. Последний, также как и все его партнеры по обороне, сделал все, чтобы сдержать мощнейший штурм бразильцев. Но, видно, Господу Богу было угодно, что бы аргентинская сборная отправилась этой холодной ночью в Буэнос-Айрес, а не в Мальдонадо. Кто не помнит, как лучший в ее истории футболист назвал руку, от которой мяч отскочил в ворота сборной Англии на мексиканском чемпионате мира 1986 года, «рукой божьей». Всевышний задержался с ответом на 9 лет, но з итоге расплатился с аргентинским футболом.

За десять минут до финального свистка, когда вся торсида была близка к коллективному инфаркту, вновь появившийся лишь во втором тайме (и, кстати, ставший в этот момент уже третьим «чистым» форвардом бразильцев) Тулио принял навес с фланга той частью тела, которую называют плечом и которая располагается между плечом (в бытовом понимании) и локтем, опустил мяч на землю и отправил его в сетку.

Перуанский арбитр Техада, взявший на себя роль исполнителя воли Всевышнего, нарушения правило со стороны бразильца не зафиксировал и без колебания указал на центр поля.
Логичен ли был этот гол с футбольной точки зрения? Скорее всего, да. Во всяком случае все, кто высказывался (и продолжает высказываться, ибо такие исторические поединки долго не отпускают всеобщего внимания) по поводу матча в Ривере, в том числе и с аргентинской стороны, признают превосходство команды Марио Загало во втором тайме и ее близость к успеху и без помощи шулерской карты. И надо добавить, что последние 10 минут были для аргентинцев очень тяжелыми. На их единственную контратаку, оказавшуюся опасной только для Сезара Сампаио, во второй раз совершившего неудачный подкат и отправившегося вслед за Астрадой, бразильцы ответили продолжением своего штурма, не ослабшего даже после того, как составы команд сравнялись. И пенальти были в этот вечер меньше похожи на лотерею, нежели это бывает обычно. Страстное желание Таффарела реабилитироваться за неудачи в ходе встречи и непомерная усталость аргентинцев (как физическая, так и психологическая) сделали свое дело. Так что Бог, похоже, больше любит справедливость, чем троицу.

По улице, ведущей от стадиона к центру Риверы и дальше в Сантана ду Либраменту, в ликующей толпе бразильских фанатов медленно шли, обнявшись и закутавшись в одно огромное серое пончо, пожилой статный мужчина и его заплаканная дочка лет пятнадцати. Для них и их команды Кубок Америки завершился. А торсида, заскочив .домой и обогревшись, направилась в Мальдонадо, где ее любимцам предстояла встреча со сборной США.

Американцы, также как и их соперники по полуфиналу, пробились в следующий круг благодаря более удачно выполненным послематчевым 11-метровым, но логики в их победе не было вовсе. Отстояв почти весь матч в обороне, подопечные Стива Сэмпсона в очередной раз не оставили никакого определенного впечатления. Главная их отличительная черта —работоспособность, разве что немного приправленная техникой и остротой Эрика Винальды и Коби Джонса, и согласованность действий защитников при обороне и контратаках—пока приносит необходимый результат, но не более того.

Бора Милутинович, по-моему, единственный из специально приглашенных на турнир, кто не проводит время в компании официальных лиц, а много и с удовольствием общается с журналистами, уже перед полуфинальным матчем в Мальдонадо сказал , что не испытал удовлетворения от игры его крестников, «Мексиканцы были значительно активней и интересней, но так и не показали всего на что способны, а сборная США вообще играла скучно, хотя этот успех, несомненно, пойдет на пользу ей и всему американскому футболу» (то есть, соккеру США).

Вторник был специально спланирован организаторами Кубка Америки как выходной, ибо в этот день в Уругвае отмечали очередную годовщину принятия первой конституции республики. Судя по тому, что почти во всех городах главные улицы носят имя 18 июля, этот праздник —один из самых значительных для уругвайского народа, и несмотря на студеную пору, большинство жителей Монтевидео провели этот день в народных гуляньях, плясках, песнях и, конечно, в разговорах о предстоящем матче на стадионе «Сентенарио».

На первый взгляд, казалось бы, лучше подгадать матч в столице (да еще с вероятным участием своей сборной) именно на праздничный день. Но фиеста для латиноамериканцев дело святое , и вынудить огромную массу людей, задействованных на Кубке Америки, работать в национальный праздник организаторы не рискнули. К тому же у них были основания надеяться на то, что «селеста» сумеет продлить праздник. И расчет оказался верным.

- Как подметил мой коллега, известный болгарский журналист Румен Пайташев, день конституции в Уругвае бывает каждый год, а национальная сборная выходит в финал крупного официального турнира гораздо реже. И стоит ли удивляться тому, что полночи по Монтевидео разъезжали машины с развевающимися по ветру национальными флагами, а засыпали горожане под аккомпанемент непрекращающейся пьесы для автомобильных гудков и вокала.
Несомненно, дополнительную радость болельщикам уругвайская сборная доставила качеством футбола. К хорошей игре «селеста» шла долго и трудно как в течение турнира, так и в этом матче, начало которого было скучным и бесцветным. Обе команды взяли ужасающе медленный темп — колумбийцы по привычке, а хозяева из осторожности, все еще находясь под гнетом той переходящей в страх ответственности, о которой после матча с боливийцами говорил Марселе - Отеро. Выходит, сознание, определяет бытие —как иначе объяснить тот факт, что именно 24-летний правый крайний «Пеньяроля», первым осознав отрицательное влияние чрезмерной скованности, первым и освободился от ее гнета. Именно Отеро дал сигнал партнерам к активным действиям, несколько раз в середине первого тайма удачно вступив в борьбу с защитниками. Он создал и первый опасный момент у ворот Игиты, отобрав мяч у неторопливого Кабреры и выведя на ударную позицию Пойета. Мало-помалу хозяева усиливали давление, перейдя, наконец, к своему знаменитому прессингу, и с сигналом на перерыв колумбийцы облегченно вздохнули.

Но впереди были еще 45 минут встречи, которые и привели ее к закономерному исходу. Наконец разыгрался Франческоли, выдвинувшийся в отсутствие Фонсеки (к сожалению, травма все-таки не позволила ему сыграть в полуфинале) в переднюю линию. Он и организовал обе результативные атаки, хотя заслуга в успехе принадлежит всей команде, Защитникам, плотно и точно сыгравшим против Асприльи и Ринкона, и остальным игрокам, которых непросто разделить на хавбеков и форвардов, поскольку каждый был способен как развивать наступление из глубины поля, так и выдвигаться вперед. И нет ничего странного в том, что красивый индивидуальный проход капитана на 9-Й минуте второго тайма завершился ударом с близкого расстояния опорного полузащитника Эдгардо Адинольфи.

Трибуны взорвались... и тут же притихли, ибо в воздухе повис немой вопрос: какой путь изберет теперь «селеста»? Тот, которым была пройдена Боливия, или другой —ведущий к победе через игру искреннюю и активную? Ответа пришлось ждать недолго: нейтрализовав естественный после пропущенного гола порыв соперника, уругвайцы вновь пошли вперед числом, а значит, избрали второй и бесспорно лучший путь. Надо отдать должное и колумбийской сборной, которая в конце концов (чуть ли не впервые за весь турнир) заиграла быстро, что привело к красивому, открытому футболу.
Возможностей для взятия ворот у обеих сборных стало больше, а победа досталась тому, кто сумел не только создать, но и использозать опасный момент — в открытом футболе все предельно просто, не так ли? Франческоли, находясь ближе своих партнеров к чужим воротам, получил передачу лз глубины поля, удержал [но не передержал) мяч в ожидании подкрепления и сделал точный пас на фланг Густаво Пойету. Форвард испанской «Сарагосы», не вступая в борьбу с защитниками направил мяч к 11-метровой отметке, где мчавшийся параллельным курсом Отеро в одно касание послал его в сетку. Блестящий аккорд в исполнении атакующего трио, и хозяева —в финале.

Перед вторым полуфиналом никто не сомневался, что верх в нем возьмут бразильцы, но, откровенно говоря, несколько странно, что (судя по ходу встречи) в этом не было сомнений даже у футболистов США. Помните матч этих команд годичной давности?

Тогда даже при поддержке собственной публики американцы смогли только удержать {до поры до времени) в неприкосновенности свои ворота, по существу так и не создав реальной угрозы противоположным. На этот раз пора и время наступили значительно раньше, и спортивный интерес поединка исчез. «Грингос», как называют в Латинской Америке жителей Соединенных Штатов, быстро отчаялись выровнять игру после гола, забитого головой пришедшим в штрафную при розыгрыше свободного удара Алдаиром, а бразильцы, истратившие уйму сил три дня назад и вынужденные экономить их для финальной встречи, атаковали вяло и непростительно часто ошибались. Не помог и привычный выход ближе к концу встречи Тулио. Гол он снова забил, но боковой судья усмотрел в том эпизоде положение вне игры (видно, наверху сказали: баста, парень!), и торсида отправилась готовиться к походу на Монтевидео без особого вдохновения.

Скучный матч —и настроение было бы соответствующим в этот вечер, если бы не удивительная обратная дорога в столицу пустующих изысканных курортов под ясным зимним небом, усеянным незнакомыми созвездиями. Впрочем, звезды футбольные, уверен, еще не отдали всего своего света Кубку Америки-95, Это им предстоит сделать в воскресенье на стадионе «Сентенарио», где встретятся две сильнейшие на сегодняшний день американские сборные.

  • Автор: shat1980
  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 687

Добавить комментарий

Вы не авторизованы и вам запрещено писать комментарии. Для расширенных возможностей зарегистрируйтесь!